Четверг, Сентябрь 24

Внутрисосудистые изменения и их значение в развитии МРШ

Естественная резистентность собак к реакции Шварцмана, возможно, объясняется тем, что после внутривенных инъекций эндотоксина у них резко повышается активность плазминогена (Gans, Krivit, 1960). Кролики, напротив, отличаются сравнительно неэффективной фибринолитической системой, чем можно объяснить чувствительность животных этого вида к местной и генерализованной реакциям Шварцмана (Lee, 1964; Rodriguez-Erdman, 1964). Крысы отличаются естественной резистентностью в отношении генерализованной реакции Шварцмана, за исключением периода, соответствующего третьему триместру беременности, когда фибринолитическая активность сравнительно низка, а количество фибриногена в сыворотке повышено (Kaley, 1964).

Было бы интересно определить, приобретают ли крысы в этом периоде чувствительность к МРШ. Исследование периферической крови через несколько минут после внутривенного введения эндотоксина показало, что число лейкоцитов и тромбоцитов в это время резко снижено (Stetson, 1951; Spanoudis, Eichbaum, Rosenfeld, 1955; Bennett, Cluff, 1957; McKay, Hardaway, 1963).

По всей вероятности, это обусловлено агрегацией указанных форменных элементов под действием эндотоксина (Robbins, Stetson, 1959; Des Prez, Horowitz, Hook, 1961), образующиеся агрегаты легко задерживаются в органах, характеризующихся густой микроваскулярной сетью, т. е. в легких, печени и селезенке (Delaunay, 1943).

Эндотоксины, меченные I131 (Barnes, Lipfer, Henry, 1952) или Cr51 (Braude е. a., 1955), накапливаются в РЭС и обнаруживаются в слое лейкоцитов после внутривенного введения.